Cart

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЦАРСТВО БЕЛОЙ РОЗЫ, ЧАСТЬ 5

…продолжение…

Гавань городка Уитби.

Аббатство было основано в XII веке дюжиной монахов, которых выгнали за буйство и беспорядки из бенедиктинского (черные рясы) монастыря в Йорке. Они решили перейти в Цисерцианский орден (белые рясы), славившийся на всю Европу своей технической продвинутостью. Так, мельница при аббатстве работала без перерыва 800 лет до 1927 года! Недавно её отреставрировали, и она снова функционирует. Я когда-то был в цистерцианском монастыре Фонтене во Франции (Fontenay Abbey) – он тоже Объект всемирного наследия) – так там в раннем Средневековье монахи соорудили первый в Европе кузнечный молот, приводимый в действие водяной мельницей. На втором этаже мельницы Фаунтинз-Эбби в наши дни небольшой музей, рассказывающий о повседневной жизни монахов, в том числе с помощью юморного кукольного мультфильма.

А в чем был источник богатства Фаунтинского аббатства? Важнейшая статья доходов монастыря были индульгенции, отпущение грехов. Богатые люди часто расплачивались за эти услуги участками земли. Во владении Аббатства к моменту его ликвидации было 200 тысяч гектаров земли. Это территория значительно превышает размеры всего Йоркшира!

***

Я совершил долгую прогулку сначала от информационно-билетного центра до развалин аббатства, мельницы и усадьбы, а затем вдоль реки до водных садов и церквушки Сент-Мэри – шедевра неоготической архитектуры викторианского архитектора Уильяма Бёрджеса (те, кто был в Кардиффском замке, знакомы с его работой.) 

***

Одними лишь сестрами Бронте литературные ассоциации Йоркшира не исчерпываются. Следующая на моем пути симпатичная деревушка Коксуолд (Coxwold) с круто идущей в гору главной улицей. По левую руку в доме, под названием «Шенди-Холл» с 1760 по 1768 годы жил местный приходской священник по имени Лоуренс Стерн. Знакомо имя? Ну, да, это тот самый автор «Тристана Шенди» и «Сентиментального путешествия по Франции и Италии» – основатель жанра европейской вояжной литературы!  По правую руку, в церквушке Сент-Майкл Стерн и похоронен. Дом-музей Стерна Шенди-Холл открыт для публики (не в зимнее время), можно положить цветок и на его могилу в церкви. 

Тут самое время рассказать об удивительной истории, происшедшей с телом Стерна уже после его смерти. Стерн скончался в Лондоне в 1768 году и был похоронен при церкви Сент-Джордж на Ганноверской площади.  Через пару дней (а точнее ночей) его тело откопали грабители могил и продали хирургу, использовавшему тела мертвых для лекций по анатомии в Кембриджском университете. Труп Стерна опознали по лицу и вернули на кладбище в Лондоне. Через год территория кладбища была продана под застройку, и Фонд Стерна организовал эксгумацию тела и перезахоронение его в Коксуолде. Так что уже после смерти Стерн совершил пару путешествий! 

***

После столь напряженной программы дня у меня едва хватило сил на то, чтобы пересечь второй национальный парк Йоркшира Норс-Йорк-Мурс (North York Moors) и добраться до места моего следующего ночлега – маленькой гостиницы La Rosa в живописном рыбацком городке Уитби на йоркширском побережье Северного моря.

Уитби известен развалинами аббатства, самым лучшим рестораном фиш-энд-чипс в Англии – Magpie Café – и богатыми литературными ассоциациями! Именно здесь Брэму Стокеру пришла идея готического романа «Дракула». Нигде как в Уитби высаживается с корабля прибывший из Трансильвании граф-вампир, приняв облик большого черного пса и направляется на двор при церкви Сент-Мэри рядом с развалинами аббатства. Есть тут небольшой центр аудио-визуальных ужасов Dracula Experience.

Развалины аббатства в Уитби.

Преподобный Чарльз Лутвидж Доджсон, известный миру под псевдонимом Льюис Кэррол, неоднократно приезжал в Уитби и, как считается, именно местный пляж навеял ему стихотворение из «Алисы» про Моржа и Плотника: 

«…Но Морж и Плотник в эту ночь пошли на бережок, / И горько плакали они, / Взирая на песок… 

Отель «La Rosa», где в былые времена останавливались Люис Кэррол, Чарльз Диккенс и Брэм Стокер, ну а также ваш покорный слуга…

В Уитби на видном месте над гаванью стоит памятник знаменитому мореплавателю, первооткрывателю и картографу капитан Джеймсу Куку ( его “ел” только Владимир Высоцкий, аборигены на Гавайях просто его убили!) Будущий капитан родился в деревушке Мэртон в северном Йоркшере и вырос на ферме, где отец его занимал пост менеджера. Любопытно, что коттедж родителей Кука при этой ферме в 1934 году был разобран буквально по кирпичам, перевезен в Мельбурн в Австралии и собран там заново – Кук же считается отцом-основателем Австралии, и австралийцам позарез нужна была эта реликвия! Кук приехал в Уитби 17-летним молодым человеком и начал работать юнгой на кораблях Джона Уолкера, возивших уголь из Уитби в Лондон. В пересменках между плаваниями Кук жил в подвальном этаже дома Уолкера в Уитби, именно в этом доме сегодня действует небольшой Мемориальный музей капитана Кука / Captain Cook Memorial Museum.

ДЕНЬ 6: УИТБИ – ЙОРК 

Мой план на этот день: вдоль побережья проехать до мыса Фламборо-Хэд (Flamborough Head) c птичьими заповедниками,  затем свернуть вглубь Йоркшира и к вечеру добраться до его главного города – Йорка. Там мое путешествие подходит к концу.

Моя первая остановка на пути: деревушка с круто спускающимися к океану улочками с весьма необычным для деревни названием: Robin Hood’s Bay – Залив Робина Гуда. И хотя путеводители пишут, что к знаменитому благородному бандиту 13 века эта деревня отношения не имеет, боюсь, составители путеводителей не очень хорошо знакомы с легендами о Робин Гуде. А именно с той из них, где вся веселая банда отправляется в море и грабит французский торговый корабль, и во время этого нападения Робина Гуда привязывают к мачте, чтобы качка судна не мешала ему стрелять (глава семнадцатая в классическом пересказе легенд на русский язык Михаила Гершензона). Правда в этой легенде веселые разбойники выходят в плаванье не из Робин-Худс-Бэя, а из соседнего города Скарборо – на это ответим, что сами легенды восходят к XIII веку, но впервые были записаны лишь в XVI, так что за три века достоверность вполне могла быть утеряна.

К слову, следует добавить, что лесные сцены фильма «Робин Гуд» 1993 года с Кевином Кестнером в главной роли снимались в Йоркшир-Дэйлс, недалеко от водопада Aysgarth Falls неподалеку от упомянутой в рассказе о четвертом дне моего путешествия сырной фермы. 

По мне, так Робин-Худс-Бэй – самое живописное место на Йоркширском берегу. Главные промыслы здесь всегда были рыбная ловля и… контрабанда: в окрестных прибрежных скалах множество пещер, где контрабандисты прятали свой товар. В наши дни со всеевропейским таможенным союзом заниматься этим делом не так выгодно.

Еще минут сорок езды по прибрежной дороге А171 и я въезжаю в Скарборо. Надо сказать, что от Уитби до Скарборо прямо по прибрежным скалам проходит пешеходная тропа Clevelend Way, с которой открываются виды, захватывающие дух. Но это для тех, у кого в запасе предостаточно времени.

***

Помните старинную английскую балладу «Ярмарка в Скарборо» в исполнении Саймона и Гарфанкеля:

Are you goin’ to Scarborough Fair? 

Parsley, sage, rosemary, and thyme.

Remember me to one who lives there, 

she once was a true love of mine.

«Едешь ли ты на ярмарку в Скарборо?

Петрушка, шалфей, розмарин и тимьян (рефрен)

Напомни обо мне той, что живет там,

Когда-то она была моей возлюбленной…

Ярмарка эта, до XVII века известная на всю Европу (куда, кстати, наверное, плыл французский купеческий корабль, разграбленный молодцами Робина Гуда!) ) давным-давно не проводится, и сегодняшний Скарборо довольно скучный морской курортный город, с отличными, правда, пляжами. Но Северное море – холодное (англичане используют эвфемизм – «бодрящее») – так что сегодня сюда ездит отдыхать разве что рабочий класс северных индустриальных городов. Однако в XVIII – XIX веках в Скарборо съезжался цвет Англии, городок, собственно, еще в XVIII веке стал первым подлинно морским курортом страны. Со времен его викторианской славы остались пышные гостиницы с обшарпанными фасадами. 

Пляж Скарборо; на переднем плане комплекс «Скарборо-спа» для проведения конференций, балов и других мероприятий. Вид из замка Скарборо, единственной достопримечательности города, заслуживающей посещения. Рядом с замком на кладбище при церкви Сент-Мэри похоронена младшая из сестер Бронте Анна, которая приехала в Скарборо в сопровождении Шарлотты лечиться от чахотки и скончалась здесь.

Я добрался наконец до мыса Фламборо-Хэд, под проливным дождем полюбовался на симпатичный белый маяк – смотритель его, как пишут путеводители, проводит экскурсии с подъёмом на верхнюю обзорную площадку маяка. Однако сколько я не стучал в двери, никто мне не открыл. Обещанных птиц (тут есть два птичьих заповедника) видно тоже не было, видно, не сезон, так что я сел в машину и двинулся «вглубь материка».

***

Через 20 минут я въехал в деревню Радстон (Rudston), ничем, вроде, не примечательную, просто симпатичную.  Рядом с деревней на верхушке небольшого холма стоит Всесвятская (All Saints) церковь, а то, ради чего я сюда заехал, торчит (другого слова не подберешь!) рядом с церковью: это самый высокий (8 метров) доисторический обелиск Британских островов.  Напомним, что самые высокие камни знаменитого Стоунхенджа выступают над поверхностью земли лишь на четыре метра! Экспертиза показала, что Радстонский монолит (Rudston Monolith) установлен в XVI веке до нашей эры и ближайшее место, где есть порода из которой он сделан – крупнозернистый песчаник – в 16 км отсюда, в Кливлендских холмах. Да, перед людьми каменного века, которые сюда эту 40-тонную громаду тащили, задача стояла непростая. Самая верхушка обелиска трогательно закрыта металлическим колпаком для защиты от погодных невзгод. 

…окончание следует…