Cart

ЛОНДОН НЕ ЗАБЫЛ: МЕМОРИАЛЬНЫЕ ДОСКИ, 1

Во время прогулок по лондонским улицам то там, то здесь видишь на фасадах домов синие мемориальные доски, памятующие о знаменитых людях, которые когда-то там жили. Часто это дает возможность узнать об интересном человеке, о котором никогда не слышал, или понять, в каком окружении жил человек, о котором многое знаешь. Уинстон Черчилль как-то сказал: “Сначала мы формируем наши здания, а потом наши здания формируют нас”. Тесная связь между человеком и его средой обитания очевидна. Вот интересный факт: в XIX веке в Англии на кладбищенских могильных плитах часто указывали, по какому адресу человек умер, и последний адрес был предметом гордости!

Британская столица в силу своего богатства, размеров и долгой истории, как и во многом другом, была первой, где идея вешать на стены памятные таблички появилась на свет. В 1863 году депутат британского парламента от Ливерпуля Уильям Юарт (William Ewart) выступил в Палате общин с предложением таким способом напоминать прохожим о людях и событиях прошлого. Изначально проектом руководило Королевское общество искусств (Royal Society of Arts), в наши дни этим занимается организация по охране исторических памятников Английское наследие (English Heritage). За почти 160 лет существования этой системы официальные доски были разных цветов, форм, их делали из керамики, камня, металла. Но лет 40 назад была произведена унификация, и с тех пор все они круглые – диаметром 49.5 см и толщиной 5 см – керамические, синего цвета с белыми надписями. Доски эти слегка выпуклые, считается, что они самоотмывающиеся, то есть их не надо регулярно мыть и чистить, как это делают с памятниками. На всех используется специально разработанный для этой цели убористый шрифт, причем все рассчитано так, что на доске можно разместить не более 20 слов. В настоящее время рекорд держит доска, на которой лишь 19 слов. Хранит она память о человеке, придумавшем метод опознания личности по отпечаткам пальцев – комиссаре лондонской полиции Эдварде Генри.

Вешать доску можно не ранее, чем через 20 лет после смерти человека или через 100 лет со дня его рождения – смотря на то, какой из сроков наступит быстрее. Этих официальных кругов на стенах сегодня примерно 960. Надо добавить, что в квартале Сити, который не подпадает под юрисдикцию не то что Английского наследия, но и королевы, своя официальная система, там доски тоже синие, но прямоугольные и их около 170. Есть также мемориальные таблички, которые устанавливают различные общества, кварталы Лондона и просто все кому не лень. Но наш рассказ только об официальных.
А кого только не повидал за свои две тысячи лет старый добрый Лондон! Его навещали Юлий Цезарь и Петр Великий, Джузеппе Гарибальди и Жан Жак Руссо. В Лондоне жили Вирджиния Вульф и Карл Маркс, Уильям Шекспир и Джон Фицджеральд Кеннеди, Анна Павлова и Чарльз Дарвин, Александр Герцен, Агата Кристи и Марк Твен среди многих-многих прочих…


«Я не думал прожить в Лондоне больше месяца, но мало-помалу я стал разглядывать, что мне решительно некуда ехать и незачем. Такого отшельничества я нигде не мог найти, как в Лондоне… Нет города в мире, который бы больше отучал от людей и больше приучал бы к одиночеству, как Лондон. Здешняя жизнь, точно также как здешний воздух, вредна слабому, хилому, ищущему опоры вне себя…» – писал Александр Герцен в «Былом и Думах». Создатель «Вольной русской типографии» и издатель «Колокола» жил в Лондоне с 1852-ого по 1865-й годы по нескольким разным адресам, однако мемориальная доска висит на городском особняке XIX века вблизи вокзала Паддингтон по адресу 1 Orsett Terrace. Здесь Герцена среди прочих навещали Толстой, Достоевский, Тургенев и Бакунин.


«Нэнси Астор, первая женщина член парламента жила здесь” сказано на табличке, висящей на площади Сент-Джеймс в аристократическом квартале. Она была американского происхождения, и сидела в Палате общин удивительно долго, с 1919 по 1945 год. Она также симпатизировала нацистам и страдала антисемитизмом. Многим Астор запомнилась непрерывными вербальными стычками с Уинстоном Черчиллем. Как-то она заявила ему: «Если бы я была Вашей женой, я бы подсыпала Вам в чай яду». На что Черчилль ответил: «Если бы я был Вашим мужем, то с радостью бы этот чай выпил!»


…продолжение следует…