Cart

ФОТОТУР «СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО НА УЛИЦАХ ЛОНДОНА»

Говорят, что в древних Афинах на каждого жителя города приходилось по одной статуе. Грекам же мы обязаны легендой о любви скульптора к своему творению, мифом о Пигмалионе и Галатее. Лондон – Афины наших дней – ведет негласный непрестанный диалог с древним миром. Так, например, никому не показалась неожиданной выставка, которая проходила в Британском музее в конце 2008 года под названием «Statuephilia» — «любовь к статуям» — пяти ведущим скульпторам Великобритании предложили создать новые произведения и расставить рядом с артефактами древних цивилизации. (См. мою статью об этой выставке ниже в «Британских зарисовках»). Так Марк Квинн установил в греческом зале рядом с «купающейся Афродитой» скульптурное изображение известной манекенщицы Кейт Мосс в йогической позе из чистого золота (50 кг весом!), а другой ведущий современный британский скульптор Дамиен Херст расставил 200 ярко раскрашенных пластиковых черепов в зале «Эпоха просвещения».

Национальная британская коллекция скульптуры сравнительно небольшая: размещается в одном, хотя и большом зале Музея Виктории и Альберта, V&A. (Чтобы «получить» традиционные главные музеи других стран, такие как Лувр, Метрополитен или Эрмитаж, в Лондоне надо «сложить вместе» Британский музей, Национальную картинную галерею и V&A.) Здесь, среди прочего, вы найдете серьезное собрание произведений Родена, классических итальянцев, важнейших британцев 20 века – Джакоба Эпстайна и Эрика Гилла. Коллекции этой на пару часов зрительных удовольствий вам должно хватить. Есть на что посмотреть любителям скульптуры и в лондонском музее современного искусства Тейт-модерн, и в галерее британского искусства Тейт-бритн, а также в частной Галерее Саачи в квартале Челси.

Портрет Альберта Эйнштейна, сделанный Джакобом Эпстайном в 1933 году в британском лагере для беженцев из гитлеровской Германии, где создатель теории относительности ждал получения визы в США.

Да, и, конечно, не следует упускать из внимания знаменитый Четвертый пьедестал Трафальгарской площади, который используют для демонстрации сменных скульптурных творений. Дело в том, что за 160 лет, с тех пор как при разбивке площади было решено по четырем углам ее поставить 4 памятника, на этот четвертый постамент кого ставить пока так и не решили.

Мраморная «Алисон Лэппер Беременна» вышеупомянутого Марка Квинна на Четвертом пьедестале Трафальгарской площади в 2005 году. Этот скульптурный портрет реальной женщины-художника (рисует ртом) с деформированными от рождения руками и ногами и действительно беременной в дни работы над скульптурой, простояла на главной площади британской столицы более двух лет…

В 2007 году на «Четвертом пьедестале» стояла архитектурная композиция из цветного стекла немца Томаса Шютте «Отель для птиц».

В самом конце романа-антиутопии Джорджа Оруэлла «1984» главный герой Уинстон оказывается в страшной комнате номер «101», упрятанной глубоко под землей, той самой, одно название которой навевает на обитателей мира Оруэлла невероятный ужас, той самой комнате допросов и пыток, где человек сталкивается с самым страшным, что может себе вообразить и это ломает его окончательно.

Прототипом этой комнаты послужило скучное помещение офиса действительно с таким номером в Би-Би-Си, где Оруэлл работал во время Второй мировой войны. «Комната была просторнее почти всех прежних камер Уинстона. Но он не замечал подробностей обстановки. Заметил только два столика прямо перед собой, оба с зеленым сукном. Уинстон был привязан к креслу так туго, что не мог пошевелить даже головой…».

Комнату 101 в здании Би-Би-Си демонтировали с десяток лет назад при перепланировке офисов Би-Би-Си, однако не за долго до этого модная британская скульпторша Рэйчел Уайтрид сделала с нее гипсовый слепок, который и можно видеть перед копией «Давида» работы Микеланджело на фотографии, сделанной в зале гипсовых слепков Музея V&A! Уайтрид специализируется на изготовлении порой гигантских трехмерных отражений зданий и не только. Скажем там, где дверь с дверным проемом образует нишу, если смотреть изнутри помещения, на слепке она становится выступом. В 1993 году она получила самую престижную в области современного искусства британскую премию — премию Тернера — за гигантский бетонный «вывернутый наизнанку» слепок трехэтажного дома 19 века в квартале Лондона Ист-энд. Слепок был установлен на том самом месте, где до этого стоял настоящий дом-прототип, снесенный ранее местными властями.

Другое ваяние Рэйчел Уайтрид – стоявший в 2001 году на Четвертом пьедестале «Монумент без названия» из прозрачного каучука весом в 11 тонн. Монумент был ничем иным, как трехмерным зеркальным отражением самого пьедестала. Лишь с восьмой попытки удалось отлить этот самый большой в мире объект из искусственной резины из-за трещин возникавших при охлаждении огромной массы.

Как отличить памятник от статуи? Это бронзовое творение Эдуарда Паолоцци, масштабов которого не постеснялся бы и сам Зураб Церетели, стоит у фасада Британской библиотеки и носит название «Ньютон». Сделано оно по мотивам гравюры поэта-художника 18 века Уильяма Блейка. Внешнего сходства с реальным Ньютоном нет здесь и в помине, это образ человека-демиурга, постигающего законы природы. Из-за того, что, как и другие произведения Паолоцци, фигура составлена как бы из отдельных, часто разъезжающихся в разные стороны элементов, шутники прозвали скульптуру «Ньютон утром, после попойки».

Диалог с прошлым ведет не только Лондон, но и английская глубинка. Летом 2011 года Солсберийский собор – один из самых величественных в Англии – предложил Шону Хенри, известному своими реалистичными и в натуральную величину крашенными человеческими фигурами из металла (часто автопортретами) сделать свыше 20 таких фигур и расставить их по Солсберийскому собору и вокруг него. Эта выставка называлась: «Conflux: единство священного и безликого». Фигуры Хенри выглядят буднично и заняты будничными делами в чертогах господних: вот человек, сняв обувь, прилег вздремнуть на средневековом надгробье. А там еще один в костюме и галстуке пьет из чашки кофе…в нише, предназначенной для святых. На монастырском дворе какой-то небритый тип, бомж, наверное, задумчиво сидит на скамье. Можно ли подобное назвать конфликтом вечного и обыденного? Архитекторов из Украины, с которыми я был в этих местах, подобное отношении английских церковников к религии просто шокировало!

Джерри Миллер для angliskyklub, октябрь 2011

Информация в pdf-формате

 Call Center: +1-888-22-6666
Please Contact Us for Price

Fill up the form below to tell us what you're looking for