21.11.2018 НЕ ОДИН ЛИШЬ БОТТИЧЕЛЛИ

imagemantegnabelliniblogsmall

заметка в формате pdf

"Триумф добродетелей" Андреа Мантенья, 1500 - 1502 годы

В лондонский Национальной картинной галерее проходит выставка "Мантенья и Беллини". Когда я узнал про нее, сразу подумал, что директор галереи итальянец-провинциал Габриэле Финальди продолжает свою не очень умную "итальянизацию" этого замечательного британского института, устраивая выставки второстепенных художников только потому, что они итальянцы. От этого своего соображения в целом я не отказываюсь. (Кстати, вот так же возникает вопрос, почему на этой выставке все информационные таблички на английском и на итальянском, хотя организаторы выставки Национальная картинная галерея, Британский музей и Государственный музей Берлина. Итальянизация и только!) Однако в данном случае признаю ошибку: оба упомянутых мастера Раннего Возрождения первоклассные. Из-за малой подборки их работ в коллекции Национальной галереи у меня не было возможности судить о них. Теперь же, когда на выставку съехались их шедевры со всего мира, мое мнение кардинально меняется: Андреа Мантенья (1431 - 1506) и Джованни Беллини (1433 - 1516) определенно стоят в одном ряду с обожаемым всеми Сандро Боттичелли.  

Цель нынешней выставки - показать влияние этих художников друг на друга. Они были родственниками, Мантенья - женат на сводной сестре Беллини Николосии, так что они тесно общались и наведывались в мастерские друг друга.

Первый зал посвящен главе клана Беллини, отцу Джованни - Джакобо, его работам и зарисовкам во время путешествия в Лондон. (Я всегда настаиваю, что, если человек не "отметился" в Лондоне, память о нем в истории цивилизации не сохранится 😉). Джакобо считается родоначальником венецианского Ренессанса, самым влиятельным художником Венеции тех времен. Именно ему пришло в голову выдать свою дочь замуж за восходящую звезду живописи из окрестностей соседней Падуи, за Мантенью. Мантенья был человеком скромного происхождения, сыном плотника из городка Исола ди Картуро под Падуей. И хотя брак этот был несомненно браком по расчету, Андреа и Николосия, как видно, позднее сильно полюбили друг друга, у них было семеро детей и после ранней смерти жены Мантенья до конца жизни оставался вдовьцом, что не типично для тех времен.

Особенно близким было общение между Мантенья и Беллини-младшим в последующие 7 лет до его переезда в 1460 году в Мантую. Однако затем их отношения, хотя и на большем расстоянии, продолжались. Так, после кончины Мантеньи в 1506, никто иной как Беллини приезжает в Мантую, чтобы закончить работу над заказом шурина.

Мантенья был на несколько лет старше Беллини и в первых залах экспозиции создается впечатление, что Беллини просто копировал работы шурина, добавляя кое что от себя. Позднее их творческие пути - к последним залам - начинают расходится. Беллини становится официальным художником Венецианской республики, его портреты дожей, должностных лиц и священников становятся высшим достижением портретного искусства Ренессанса, по его стопам идет следующий официальный живописец Республики - восхитительный Тициан. Мантенья же все больше внимания начинает уделять близким ему сценам из жизни Античного мира и развивает свой уникальный стиль, в оттенках серого имитирующий низкий рельеф (барельеф). 

Хотя родная Падуя Мантенья была частью Венецианской республики, город навещали многие  флорентийские художники и скульпторы, такие как Пауло Учелло, Филиппо Липпи (наставник Боттичелли) и главный скульптор Раннего Возрождения Донателло. На практике это означает, что Мантенья совершенствует флорентийское композиционное мастерство. Беллини же, оставшийся в "Безмятежнейшей" (Serenissima - другое имя Венеции), заполняет свои полотна родным всепроникающим светом и синим цветом. Сила Беллини-младшего в передаче атмосферы пейзажа. Среди прочего он и его последователь Тициан считаются первыми художниками в Европейском искусстве, начавшими правильно живописать облака. 

Стоит упомянуть, что другой сын Джакобо, старший брат Джованни Джентиле, в свое время гораздо более известный, чем Джованни, был направлен правительством Венеции в Стамбул ко двору султана Мехмета II. В исламе запрещено изображение человека, так что этому художнику-христианину мы обязаны портретами султана, его визирей и евнухов, а также представителей различных этнических групп проходящей тогда становление Османской империи - янычаров, черкесов и так далее. Но об этом расскажу подробнее как-нибудь в другой раз.    

Анонс выставки:
https://www.nationalgallery.org.uk/whats-on/exhibitions/mantegna-and-bellini