Cart

ФОЛИАНТ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

“Первый фолио”, выставленный на продажу на аукционе Кристис в январе 2020 года. Начальная цена на торгах от 4 до 6 миллионов долларов.

По сообщению информационного агентства «Рейтер», в октябре 2020 года первое издание пьес Шекспира First Folio («Первый фолио») ушло с молотка на аукционе Christie’s в Нью-Йорке за 9,97 миллиона долларов. Этот увесистый том издания 1623 года последний раз был приобретен в 2001-м за 9 миллионов. Пока рекорды «Первого фолио» уступают «Кентерберийским рассказам» Джеффри Чосера 1477 года издания, проданным в 1998-м за 11,6 миллиона или знаменитым «Птицам Америки» Джона Одюбона, за которые в 2010 году заплатили 13,3 миллиона долларов.

Независимо от многомиллионной стоимости, культурное значение этой толстенной шекспировской книжищи трудно переоценить. Она издана через семь лет после смерти Барда двумя его друзьями-актерами — Джоном Хемингом и Генри Конделлом, которые были полны решимости донести до будущих поколений творческое наследие драматурга. В итоге в канон вошли 36 пьес, из которых 18 до этого никогда не публиковались. Так, если бы не эти двое, мы никогда не смогли бы насладиться такими шедеврами, как «Двенадцатая ночь», «Макбет» или «Юлий Цезарь».

На титульном листе этого издания значится: «Комедии, хроники и трагедии мистера Уильяма Шекспира», а также помещен портрет автора, заказанный у английского гравера фламандского происхождения Мартина Друшаута. Друшаут с Шекспиром вряд ли когда-либо встречался и, видимо, скопировал изображение с другого портрета, который не сохранился. Так или иначе, хорошо знавший Барда драматург Бен Джонсон заявил, что портрет весьма похож на оригинал, так что образ человека в дублете с кружевным воротничком и залысиной, стал, наверное, самым популярным изображением Шекспира. 

Folio («фолиант») означает в переводе с латыни «во весь лист». Издания такого формата были дорогими и обычно предназначались для особо важных книг, таких, как Библия. До выхода в свет «Первого фолио» половина пьес, вошедших в него, уже были изданы в формате кватро — в половину фолио, примерно соответствующего размерам издания в мягком переплете, paperback нашего времени. Несолидный кватро обычно предназначался для служебного пользования, для актеров и драматургов.

Во времена Шекспира автор пьес сначала делал черновую рукопись (foul copy). Затем он или его помощник переписывал все начисто (fair copy), включая сценические и суфлерские пометки. Пиратства в те времена в театральном мире было хоть отбавляй — актеры и драматурги копировали работы конкурентов зачастую с черновиков или записывали со слов других актеров, так что перед Хемингом и Конделлом стояла чрезвычайно трудная задача собрать только законные и чистовые варианты всех пьес. А половина из них, как я упоминал, ни в каком виде не публиковались. На руку этим двоим было то, что они за годы работы в «Глобусе» исполняли многие шекспировские роли и хорошо знали авторский стиль.  

Памятник актерам Джону Хемингу и Генри Конделлу во дворике церкви St Mary Aldermanbury в лондонском Сити. Установлен в 1896 году. Под бюстом Барда — «Первый фолио». 

Издавать «Первый фолио» выпало на долю отца и сына Уильяма и Айзека Джаггардов. Им для этого потребовалось два года. В конечном итоге получилось свыше 900 страниц.    

Точно неизвестно, сколько именно экземпляров «Первого фолио» было отпечатано в 1623 году, предположительно, от 750 до 1000. До наших дней сохранились 235 экземпляров, и время от времени обнаруживают все новые. Так, в 2014 году библиотекарь города Сент-Омер на севере Франции отыскал один среди кипы английских книг. В 2016-м другой экземпляр был найден в поместье Маунт-Стюарт на острове Бьют в Шотландии. Самое большое собрание «Первого фолио» хранится в Вашингтоне в Шекспировской библиотеке Фолджера (The Folger Shakespeare Library) — 82 штуки. Американский нефтяной магнат Генри Клей Фолджер и его супруга Эмили были буквально помешаны на всем, что связано с великим Бардом, и начали коллекционировать шекспировский фолиант в 1889 году, а позднее основали вышеупомянутую библиотеку. 

12 экземпляров хранятся в токийском университете Мэйсэй, остальные рассеяны по музеям и библиотекам разных стран мира и частным коллекциям. Я регулярно любуюсь с моими туристами «Первым фолио» в Шекспировском центре и доме-музее в Стратфорде. Именно в предисловии к этой книге Бен Джонсон использовал фразу о Шекспире, ставшую крылатой: «Он принадлежит не одному своему веку, но всем временам!»

Вы спросите меня: «А почему вы не рассказываете нам о теориях, что не Шекспир все это писал?» Ответ у меня простой: «Выбросьте всю эту чушь из головы!» 

Так выглядела типография во времена Шекспира.