Cart

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЦАРСТВО БЕЛОЙ РОЗЫ, ЧАСТЬ 3

Дэвид Хокни на фоне своей картины «Солтейр», написанной маслом на двух холстах. На один длиннющее здание крупнейшей в XIX веке трикотажной фабрики мира не поместилось. Хокни, возможно, самый известный современный британский художник, родился и вырос в Брадфорде.

…продолжение…


В 1980-х годах заброшенное здание фабрики приобрел Джонатан Силвер и преобразовал её в центр дизайна и искусства. Сейчас в просторных бывших цеховых помещениях среди прочего торгуют ремесленными изделиями, старыми и новыми книгами, бижутерией. Весь четвертый этаж отведен работам британского художника, графика и фотографа (и друга Силвера) Дэвида Хокни.


Я прогулялся не только по этажам здания фабрики, но также прошелся по узким улочкам образцово-показательного рабочего поселка – сейчас все дома его в частном владении и никакого отношения к фабрике не имеют. Я заглянул и в построенный в виде ступенчатой неоклассической ротонды собор деревни: Титус Солт, помимо всего прочего, де-факто обратил всех своих работников в свой вид пуританского вероисповедания!

Современное использование бывших цеховых помещений.

Раз уж я в этих краях, то не могу не удержаться, чтобы не сделать крюк и не полюбоваться одним из инженерных чудес Англии времен Промышленной революции – пятиступенчатыми шлюзами Бингли рядом с Салтером. Эта шлюз-система очень своеобразна: нижние створы каждого шлюза выше выполняют роль верхних створ каждого шлюза ниже. Шлюзы Бингли были построены на грузовом канале Лидс-Ливерпуль, чтобы “переносить” грузовые баржи через отрог Пеннинских гор. С их помощью можно одним махом поднять или опустить судно на 30 метров. Грузовые каналы (сегодня их используют в основном прогулочные моторные яхты) – главные транспортные артерии Англии XVII – XVIII веков, предшественники железных и автомобильных дорог.

Пятиступенчатые шлюзы Бингли были построены в 1773-74 годах для преодоления холма судами, идущими по грузовому Лидско-Ливерпульскому каналу.

Следующую достопримечательность пропускать никак нельзя. В получасе езды от Салтера в городке Хауорт (Haworth) в доме приходского священника прожили свою короткую жизнь три Йоркширские девы: писательницы Шарлотта, Эмили и Энн Бронте. Сегодня этот дом содержит в изумительном порядке и ухоженности насчитывающее примерно 2000 членов благотворительное Общество Бронте. «Нет повести печальнее на свете…».

Дом-музей Бронте и кладбище, где похоронены все члены семьи, кроме Энн.

В 1820 году молодой священник Патрик Бронте с женой Мэри и шестью детьми приехали жить в Хауорт поскольку преподобный Бронте получил здесь приход. Он был родом из бедной ирландской семьи, но благодаря своему таланту и настойчивости смог заручится стипендией и закончить престижный Кембриджский университет. Дом этот при хауортской церкви был без сомнения самым лучшим из тех, что когда-либо знавала его семья. Через год от рака умирает жена Мэри. В 1825 в детском возрасте уходят в мир иной двое из старших дочерей Мэри и Элизабет. В 1948 году в возрасте 31 года умирает от туберкулеза, ослабленный алкоголизмом и опиумом, единственный сын Патрика Брэнуелл. Брэнуелл был художником и именно ему мы обязаны дошедшими до нас изображениями сестер. На похоронах Бренуэлла становится плохо Эмили, она после этого уже не встает с постели и отдает богу душу на черном набитом конским волосом диванчике в столовой в возрасте 30 лет. Через год за ней следует 29-летняя Энн. До 38 лет «держится» и умирает, будучи беременной, Шарлотта. Отец переживает всех детей еще на шесть лет и уходит в мир иной здесь же, в возрасте 84 года. Можно себе представить его состояние в эти последние годы его жизни. Вся семья, кроме Энн, похоронена тут же на церковном кладбище в нескольких шагах от дома-музея. Последнее же пристанище Энн город Скарборо на побережьи Йоркшира, куда Шарлотта повезла её личить от туберкулеза.

Скульптурное изображение сестер-писательниц работы Джослин Хорнер в саду Дома-музея Бронте. Для того, чтобы их романы публиковались, три сестры прятались под мужскими псевдонимами Каррера, Эллиса и Эктона Беллов.

Самое известное произведение “великолепной тройки” – это “Джейн Эйр” Шарлотты. Его экранизируют чуть ли не каждые десять лет. Отличная двухсерийная версия 1983 года с будущим Джеймсом Бондом Тимоти Далтоном. Неплохая 2011 с Мией Васиковской и Майклом Фассбендером. Единственный роман Эмилии «Грозовой перевал», хотя, как считают некоторые, уступает в литературном плане «Джейн Эйр» ее старшей сестры, в последние десятилетия пережил с добрый десяток кино- и телеэкранизаций, по нему поставлен мюзикл, балет, три оперы, а также видео-клип-хит Кэйт Буш. Две отличные экранизации 1992 (с Ральфом Файнесом) и 2009 года оказались в одной когорте с такими необычными как версия производства MTV, где действие перенесено в мир рок-музыки (2003 года) или попросту абсурдная 2011 года – там главный герой Хитклифф – черный парень, неизвестно, как оказавшийся в Йоркшире начала XIX века, а съёмочная группа тоже явно родом из Африки, судя по беспорядочной работе камеры, рваному повествованию и представлении белых англичан болванами и оборванцами. Эту версию вполне можно переименовать из «Грозового перевала» в «Как бедному африканцу-сироте выжить и преуспеть в суровых условиях северной Англии».
В книгах сестер Бронте погодные условия отрогов Пеннинских гор удивительно суровы и некомфортны. Это край, где непрерывно идет дождь, дуют штормовые ветра, это край промозглости проникающей сквозь любые одежды, где каждый второй местный житель умирает от чахотки. И как все это непохоже на те же самые места, изображенные в фильме «Девочки с календаря» ( Calendar Girls, 2003). Там группа красивых стареющих женщин в условиях полного штиля упражняется в гимнастике тай-ши на фоне бесконечно красивых вересковых пустошей.

Рабочий стол сестер Бронте.

От Хауорта прекрасно помеченная пешеходная тропа ведет к заброшенной ферме Top Whithin («Верхушка изнутри»), послужившей прототипом фермы «Грозовой перевал». Кольцевая прогулка эта займет у вас около трех часов, по дороге будет возможность передохнуть у «Водопада Бронте», где три сестры и их брат устраивали в свое время пикники. Тропа начинается напротив Центра туристической информации городка, обратно от фермы идет по Пеннинской тропе и заканчивается у дома-музея.
К слову о Пеннинской тропе. Пеннины – это невысокий горный хребет, проходящий по центральной части северной Англии примерно на одинаковых расстояниях от западного побережья (Манчестера и Ливерпуля) и западного (Йоркшира). Британцы называют его «хребтом Англии». Весь многокилометровый маршрут общей протяженностью в 410 километров можно проделать дней за 15 – 20, останавливаясь на ночлег в «би-энд-бис» – пансионах – встречающихся на пути.

Любители пеших прогулок в Западном Йоркшире

И вот наконец я въезжаю на территорию первого из двух Йоркширских национальных парков – Йоркшир-Дейлс, Йоркширских долин. Долин этих больше двадцати и идут они в самых разных направлениях, большинство с севера на юг вдоль рек, спускающихся с Пеннинских гор в долину Йорка и далее впадающих в Северное море. Здесь много пещер, водопадов и деревушек с домами из желтоватого йоркширского известняка. Сразу бросается в глаза, что во всех направлениях тянутся бесконечные разделяющие частные владения каменные заборчики, роль которых на юге Англии выполняют живые изгороди.
«Север Англии – это страна каменных оград. Они начинаются у окраин городов и заканчиваются в самых высоких и диких местах пустошей прочно скрепляя ландшафт…» Джон Беньян Пристли, «Английское путешествие», 1934 год.
Я остановился на ночлег в южной части Долин, в деревне Хеттон (Hetton) в трактире под названием Angel с гостиничными номерами.
Это место имеет репутацию одного из лучших гастро-пабов Йоркшира, если не Великобритании. Гастропабы – это пабы в которых подают блюда национальной английской кухни в «высоком» варианте. Есть отдельный справочник Мишлена по британским гастропабам. Речь идет не о ресторанах со звездами, а о трактирах с качественной едой. Обычно при таких пабах есть гостиничные номера, от самых простых и дешевых, до очень дорогих, бутиковых. У Angel всего шесть номеров, они все просторные и баснословно дорогие – цены просто лондонские.
Тут можно упомянуть и знаменитый йоркширский пудинг. Это изделие из теста вроде сильно вздутого в духовке блина, который подают в виде гарнира к мясным блюдам с соусом. Слово «pudding» имеет в английском языке несколько значений, отличных от русского. «Pudding» – это и десерт в дорогом ресторане, и «запеканка». В случае йоркширского пудинга имеется в виду второе значение.

Йоркширский пудинг – кольцеобразный блин, вздутый в духовке.


…продолжение следует…