Cart

ПОЗДНИЙ КОНСТЕБЛ

Открывшаяся в Королевской академии (RA) выставка “Поздний Констебл” представляет творчество последних 12 лет жизни важнейшего пейзажиста Англии всех времен Джона Констебла.
Интересно, что в 2014 году в Музее декоративного и прикладного искусства Виктории и Альберта, V&A, имела место экспозиция “Констебл: Становление Мастера”. Дело в том, что в 1888 году Изабел, последняя из еще живших тогда детей художника, подарила этому музею почти все, что на момент его смерти оставалось в его студии, а именно 95 картин и набросков маслом, 297 рисунков и акварелей, а также три блокнота зарисовок. Другими словами, у V&A находитсясамая большая коллекция эскизов и предварительных работ Констебла, по которым можно проследить ход его мысли, визуальное развитие идей. А Констебл не скупился на размеры своих холстов, у него не много полотен меньше, чем два метра на полтора. И эскизы часто делал маслом и тех же габаритов, что и будущие картины, так что сегодня эскизы Констебла часто идут с молотка по цене, близкой к завершенным работам.


О той выставке можно прочитать в моей статье:
https://zimamagazine.com/2014/12/priroda-pojmannaya-za-ruku-blog-dzherri-millera/

“Замок Хэдли”, 1829 год. Слева полнометражный эскиз, справа законченная работа. Разницу заметить непросто.

RA сейчас, в 2021 году, организовала выставку, о которой мой рассказ, по той простой причине, что за несколько лет до смерти Констебла наконец-то избрали в ряды академиков. Заканчивается же этот “поздний” период его скоропостижной смертью во сне в возрасте 60 лет в 1837 году.


Да, признание пришло к Констеблу поздно: лишь в возрасте 52 лет в 1829 году его сделали академиком. Для сравнения, Уильям Тернер, который был на год старше Констебла, был избран в возрасте 26. И все потому, что в начале XIX века жанр пейзажа ценился гораздо меньше, чем, скажем, картины исторического содержания. А Тернер писал одну за другой “Поле битвы при Ватерлоо”, “Дидона, основательница Карфагена” или “Последний путь фрегата “Отважный” – из того, что первым приходит в голову.


Чем же поздний Констебл отличается от раннего? В 1828 году от туберкулеза умирает в возрасте 40 лет его жена Мэри и оставляет ему на попечение семерых детей. Надо сказать, что роман Констебла с будущей женой был тайным и долгим, и продолжался семь лет. Это отдельная и интересная история. У Мэри были слабые легкие, и значительная часть семейного бюджета в дальнейшем шла на её лечение. Семье приходилось то и дело выезжать в тогда только-только ставший морским курортом Брайтон. (До этого там была лишь рыбацкая деревушка). Правда благодаря этим поездкам на свет появились приморские пейзажи Констебла, такие как “Цепной пирс”.

“Цепной пирс”, 1927 год.
“Морской пейзаж с дождевым облаком, 1827 год.

Первое, что бросается в глаза, когда заходишь в залы RA, это то, что поздние картины Констебла, по сравнению с его ранними, значительно мрачнее и тревожнее. Как всегда, на полотнах этого художника очень много неба, порой небо занимает три четверти полотна. И оно у Констебла никогда не бывает безоблачным, оно у него всегда английское. Тем не менее, в ранних картинах солнце часто пробивается сквозь облака, в поздних же проблески солнца редки, тучи тяжелые и угрожающие.

“Пшеничное поле”, 1826 год. На более ранних работах солнечный свет пронизывает изображение.

Художник во все периоды творчества был известен своим рельефным грубоватым мазком, что, собственно, и тормозило его карьеру, поскольку в те времена масляные краски на полотнах полагалось разглаживать или даже лакировать: ничего не должно было выступать над поверхностью холста. А Констебл этим неписаным правилам не следовал. И в последние годы творчества его мазки становятся более рваными и размашистыми по сравнению с точечными, почти пуантилистическими мазками Констебла раннего. Белые блестки на его картинах, призванные по замыслу Констебла передавать природную игру света, блики, отражения – то, что искусствоведы называют “констеблским снегом” – становятся довольно беспорядочными, раздражающими, от них рябит в глазах. Вместе с тем, его поздний стиль более экспрессивный, более решительный. Это относится и к его работам на бумаге пером и акварелью. На выставке этому аспекту творчества художника отведен целый зал. Интересно, что при жизни Констебла гораздо больше ценили во Франции, нежели на родине.


В отличии от Тернера, которого можно назвать живописцем-путешественником, Констебл чувствовал себя комфортнее всего, изображая родные края в графстве Саффолк, где его отец был преуспевающим торговцем и владельцем нескольких мельниц. Именно места детства Констебла можно видеть на многих работах, прибывших на выставку. А если Констебл все же путешествует, то, как правило, чтобы навестить друзей. Так рождаются его “Вид на Солсберийский собор с луга”, “Мельница и замок Арундел” или акварель “Стоунхендж”.

“Дедхемская долина”, 1826. Родные места художника.
“Мельница и замок Арундел”, 1937. Констебл скончался, работая над этой картиной, но Королевская академия сочла её достаточно законченной, чтобы взять её на свою ежегодную выставку.

Став членом Королевской академии, а позднее и членом её Совета, живописец вовсю погрузился в выполнение обязанностей академика. Он активно участвовал во всех решениях руководства RA, начиная от организации ежегодных выставок и кончая решением вопроса о том, сколько бутылок шерри необходимо заказать для ресторана Академии. Констебл в свои последние годы читает курс лекций об искусстве пейзажа студентам RA, он полон решимости поднять престиж этого жанра на должную высоту.

Портрет Джона Констебла кисти Чарльза Роберта Лесли, 1930 год. Сам Констебл наверняка нарисовал бы себя лучше.