Cart

«НАПИСАНО В УЖАСНЫЙ ЧУМНЫЙ ГОД, КОГДА БОЛЕЗНЬ ДАЛА НАМ ОТДЫХ ОТ РАБОТ», 2


…продолжение…


Только через три месяца после сообщения, полученного скорее всего от купцов, торговавших с голландцами, в Лондоне от чумы умерло «двое мужчин, по слухам, французов». Ну, естественно, кто, кроме французов, мог занести чуму в Лондон? Когда мы с вами впервые услышали об эпидемии в Китае, в январе 2020, мы ведь сочли, что к нам это прямого отношения не имеет. Ну, хорошо, думали мы, жалко, китайцев, но их и так слишком много. Да и вообще, незачем на рынке продавать живых летучих мышей для употребления в пищу! Но вот прошло всего два месяца, и сейчас Италия, Испания и США, расположенные от КНР очень далеко, обошли Китай по числу смертей от вируса.


Порой перекличка Лондона XVII века с сегодняшним просто поразительна:


И здесь хочу вновь повторить, что необходимость выходить из домов за провизией была в значительной степени причиной бедствия всего города: ведь люди при этом так или иначе подхватывали заразу, и даже сама пища зачастую бывала опасной…


В далеком 1665 году по числу умерших во время Великой чумы Лондон значительно опережал сельскую местность. Это наблюдается и сейчас, возьмите как пример Нью-Йорк. Люди когда-то приехали в мегаполис, чтобы найти работу, получить доступ к материальным и культурным благам, а во время эпидемии людская скученность обернулась против них. Все остались без работы, театры, концертные залы и музеи закрыты. Вот что пишет Дефо:


Пусть любой, кто хоть сколько-то представляет, какое множество народа добывает собственными руками хлеб свой насущный — будь то ремесло или просто поденщина, — повторяю, пусть любой представит себе бедственное положение города, если внезапно все эти люди лишатся работы; труд их станет не нужен, а жалованье получать будет не за что.


Дефо рассказывает, что в Лондоне в начале эпидемии многие бежали из города и таким образом разнесли заразу по Англии. Причем, когда эпидемия почти прекратилась в столице к декабрю 1665, она еще почти год продолжалась в других частях страны! Тут уместно вспомнить случай с деревушкой Иэм (Eyam) в графстве Дербишир на севере Англии. После того, как один из жителей получив партию товара из Лондона заразился и умер, его односельчане приняли удивительное самоубийственное решение: полностью самоизолироваться и вместе умереть, но не распространять заразу по окрестностям. Когда эпидемия закончилась, из 350 жителей Иэма в живых осталось всего 90.


Судя по «Дневнику», в начале эпидемии, как и в наши дни, началась паническая закупка продовольствия. Тогда, правда, еще не изобрели туалетную бумагу и санитайзеры, иначе и они бы быстро с полок торговых лавок исчезли.


…Немало семейств, предвидя надвигающийся мор, делали запас провизии, достаточный для целой семьи, и укрывались от света настолько хорошо, что их не видали и не слыхали в продолжение всего бедствия, и только по его окончании они вновь показались на свет целыми и невредимыми.


По Лондону широко циркулировали всевозможные теории заговора. Я и сегодня почти каждый день сталкиваюсь с такими, правда, все расходятся во мнениях, кто именно заговорщики и чего они добиваются.


Противников самоизоляции в те давние времена было тоже хоть отбавляй:


Как только мы сами или члены нашей семьи заразились, столь страшна для нас мысль оказаться лишенными свежего воздуха, удовольствия общения, свободы передвижения, забот врачей и священников, не иметь возможности увидеться с друзьями и родственниками, а подчас и нуждаться в самом необходимом, — что мы устремляемся по улицам и за город, насколько позволяют силы, оставляя жен и детей на попечение прихода, пустые дома и лавки кредиторам, распространяя заразу по улицам на своем пути и перенося ее вместе с собою из дома в дом, до тех пор пока мы не свалимся в каком-нибудь переулке, в поле или в соседней деревне, зовя на помощь и потрясая людей внезапностью своей смерти.


Если в каком-либо доме зачумленного Лондона обнаруживали хотя бы одного зараженного, власти запирали дом и ставили у дверей сторожей, которые посменно дежурили там круглые сутки. Так что порой все члены семьи умирали, но распространение заразы удавалось сдерживать. Мера жестокая, слов нет. Дефо приводит многочисленные случаи бегства из-под такого домашнего ареста и даже расправы со сторожами. В сегодняшней же Англии премьер-министр Борис Джонсон, сам заразившийся и управляющий государством из собственной квартиры, по телевизору уговаривает публику сидеть дома. Жесткий карантин возможен в Китае или даже во Франции, но не на британских берегах. Хотя тут уместно вспомнить о двух круизных лайнерах, сейчас стоящих у берегов Флориды с тысячами пассажиров на борту. Власти Флориды не дают им выйти на берег из опасений распространения вируса, на кораблях обнаружено несколько случаев заражения. Так что, возможно, многим из незараженных круизников предстоит заразиться и умереть.


…продолжение следует…