Cart

КАТАСТРОФА СО СЧАСТЛИВЫМ КОНЦОМ, часть 1

Первое издание “Дня триффидов” 1951 года.

В чем разница между воображаемой катастрофой и дистопией (она же антиутопия)? Катастрофа может иметь сносный или даже счастливый конец, а дистопия – нет!  В дистопии все плохо и конца этому не видно. Скажем, в романе Джорджа Оруэлла “1984” или в рассказе Людмилы Петрушевской “Новые робинзоны” героям надеяться не на что. В этом контексте мне вспоминается путешествие в Мир Страха перед Будущим программиста Привалова в романе братьев Стругацких “Понедельник начинается в субботу” 1965 года:  

“Слева человечество доживает последние дни под пятой свирепых роботов. Роботы там сделались умнее людей, захватили власть, пользуются всеми благами жизни, а людей загнали под землю и поставили к конвейерам. Справа людей поработили пришельцы из соседствующей Вселенной. Они тоже захватили власть, установили феодальные порядки и вовсю пользуются правом первой ночи. А милях в двадцати отсюда находится область, где людей поработили пришельцы с Альтаира, разумные вирусы, которые поселяются в теле человека и заставляют его делать, что им угодно… Есть еще области, порабощенные разумными паразитами, разумными растениями и разумными минералами, а также коммунистами. И наконец, за горами есть области, порабощенные еще кем-то, но о них рассказывают разные сказки, которым серьезный человек верить не станет…”

Итак, в отличии от дистопии, роман или фильм-катастрофа может закончится вполне благополучно. В первую очередь для самого рассказчика и его близких. Сейчас в связи с пандемией коронавируса наблюдается естественный всплеск интереса к фантазиям на катастрофические темы. Наверное, наиболее точно обрисовывает теперешнюю ситуацию голливудский фильм “Заражение” 2011 года с чудесной актерской бригадой.

В мирах, построенных человеческим воображением за последние сто лет, случаются катастрофы всех возможных видов. Из тех, действие которых происходит в Лондоне, можно  назвать “Войну миров” Герберта Уэллса, роман 1897 года, и его многочисленные экранизации, “Отравленный пояс” Артура Конан Дойля 1913 года, “Затонувший мир” Джеймса Балларда 1962 года и голливудский триллер “Падение Лондона”  2016 года. 

Знаменитому британскому писателю-фантасту Брайану Олдиссу принадлежит понятие “уютной катастрофы”. По его словам, “суть её в том, что главный герой должен приятно проводить время, там должна быть девушка, бесплатные номера в гостинице “Савой” и автомобили, которые можно безвозмездно позаимствовать. При этом все вокруг героя мрут, как мухи”. Добавим от себя еще вот что: мир, в котором разворачиваются события, должен быть реалистичен, привычен и потому комфортен. Именно к такой категории относится один из самых знаменитых научно-фантастических романов всех времен – “День Триффидов” 1951 года Джона Уиндема (John Wyndham, “The Day of the Triffids”), который тоже неоднократно экранизировали. В нем действие происходит в британской столице и её окрестностях, причем все здания, площади и районы сельской местности, описанные там, названы своими именами и вполне узнаваемы. То есть читатели, хорошо знакомые с этой частью мира, без труда ставят себя на место главного героя.  

В “Дне триффидов” хищные и способные передвигаться растения, названные триффидами, которых разводили на специальных фермах для производства растительного масла, вырываются на свободу и распространяются по Земле после того, как большинство людей ослепло из-за наблюдения за редким астрономическим явлением, напоминающим дождь из кометных осколков. Не ослепли только те, кто в тот вечер не смотрел на небо, как главный герой романа Билл Мэйсон, который лежал в больнице с повязкой на глазах. Триффиды могут выбрасывать отравленное жало на несколько метров, они убивают людей и медленно поедают разложившиеся тела. Немногие люди, сохранившие зрение, объединяются в группы, каждая со своей тактикой, каждый по-своему борется за собственное выживание и за будущее человечества. В итоге самая успешная большая группа выбирает для создания колонии остров Уайт у южного побережья Англии, где они истребляют всех триффидов и готовятся в будущем начать наступление против этих растений по всему миру. Чем вам не хеппи-энд? Любопытно, что из чудесного перевода романа Аркадием Стругацким, 1966 года цензура исключила фрагменты оригинала о том, что триффиды выведены на  опытных станциях СССР, и что дождь из кометных осколков был результатом аварии на советском боевом спутнике, спутнике-бомбе.

Это краткое описание не дает почувствовать, насколько роман остросюжетный, сколь интересны события, в которых участвуют его персонажи, сколько в нем полезной практической информации для любого начинающего Робинзона, намеренного любой ценой выжить в условиях катастрофы. Кроме того, многие эпизоды и диалоги прекрасно перекликаются с сегодняшними коронавирусными буднями. 

В романе сборный пункт тех, кто выжил и остался зрячим, – это главный административный корпус Лондонского университета Сенат-хаус / Senate House рядом с Британским музеем и Рассел-сквер. Кстати, это же ступенчатое здание архитектуры позднего модерна появляется на первой странице “1984” Оруэлла в качестве Министерства правды. А сам писатель Джон Уиндем (настоящее имя Джон Б. Харрис – JM) жил некоторое время со своей подругой здесь же рядом, на Bedford Place.

Джон Уиндем.
Автограф писателя.

…продолжение следует…